Старшая сестра ( Пьяные и доступные )

Прочитано раз: 172

Русская народная мудрость гласит: Баба пьяная — пизда чужая. Откуда следует вывод-наставление: Выпила водку — береги пелотку. Не обязательно женщина должна быть пьяной в хлам до бессознательного состояния. Иногда достаточно простого опьянения. И от небольшого количества выпитого часто срывает тормоза. А уж тогда держись! И чего только не творится по пьяни, о чём назавтра стыдно вспомнить. Точнее, вначале попытка вспомнить, а затем попытка забыть. Не беру в расчёт криминальные случаи. Простые жизненные ситуации, которые, впрочем, ведут иногда к не менее тяжким последствиям. У меня знакомство с пьяными бабами началось с сестры.

Старшая сестра приехала в отчий дом погостить. Точнее, в материнский. Отца-то нет. Как-то, не помню уж по какому случаю, матушка ушла в гости к кому-то. Сестра с подружками тоже. Один дома. Не тот один, о котором фильмы снимали. Лежу, книгу читаю. Вернулась сестра. Не совсем уж в дугу, но в приличном подпитии. Шумела, бренчала, шарахаясь по дому, бурчала, чем-то недовольная.

Пришла и завалилась на свою кровать, не раздеваясь. Кровать осталась с той поры, как жила с родителями и братом. Мать не стала её выставлять, на случай внезапного приезда кого из родни. Иногда, впрочем, подруги её могли переночевать, когда совсем уж не было сил уйти домой. Упала и заснула. Интересно спят многие из женщин, кто мне на жизненном пути встречался. Не на боку и не на животе. Как-тов пол оборота. Одна нога слегка согнута, вторая закинута, будто хочет на что-то её положить. С кем из женщин не приходилось заночевать, почти все спали так.

Лежит рядом, но одна нога на твоём животе. Точнее чуть ниже. Спит да спит, мне-то что. У меня книга интересная. Герои всякие, сюжеты, дух захватывающие, прочее. Толи мне поссать приспичило, то ли пить захотел. Не помню. Вышел, сделал свои дела, возвращаюсь назад. Ёшкин — матрёшкин! Сеструха спит, платье задралось почти до середины задницы, а жопа голая. То есть абсолютно. Трусы сняла и спит так. А платья в то время были в моде коротенькие, талия занижена, а юбочка клёшем. Даже тощим девкам этот фасон придавал вид жопастеньких. Что уж говорить про толстопопиков. В те времена и анорексички были не в моде. Баб предпочитали в теле.

Как увидел я полненькую и голенькую задницу сестры, так в тупор и впал. Молодой. Известно, что в этом возрасте при виде попы даже в трусах, начинаешь думать не головой, а головкой. И что-то про книжку забылось, и читать расхотелось. И вообще так захотелось с сестрой рядом посидеть. Родной ведь человек. Присел. Трясущейся рукой прикоснулся к заднице. Потрогал, потряс. Окликнул сестру. Спит, даже ухом не ведёт. Осмелел. Начал разглядывать, что же мне сестра демонстрирует.

Очень интересно. Ягодицы прижаты одна к другой. Но дело-то в том, что такое положение ног выставило бугорок, состоящий из двух половинок. И не попу я в виду имею. Слегка сжатые, в небольших морщинках, блестящие от влаги, покрытые редкими кучерявыми волосиками, эти губки приковали моё внимание. Не то, чтобы я пизды живой не видел. И видел, и пробовал, только вот в таком возрасте пизда лишней никогда не бывает. Пользуйся, коли подвернулась. То есть в молодости девиз: Всяку тварь на хуй пяль. Бог увидит, добрую даст, — актуален как никогда. Со временем это проходит. Как рассказывают в анекдоте: Раньше при виде молодой женщины хуй мигом вставал. А сейчас сколько не смотришь, а он хоть бы шевельнулся. Может с глазами что? Так вот у меня встал. Причём встал конкретно, до ломоты в яйцах.

Да. Так я и говорю, что захотелось посидеть с родной сестрой рядышком. Пальцем тихонечко потрогал одну губку. Реакции никакой и я осмелел. Трогаю то одну, то другую. Слегка развёл их, просунув меж ними палец. Мокро, горячо, приятно. Начал водить. Сестра молчит, не реагирует. Только вот как начал пальцем в пизде ковыряться, сеструха задницу слегка приподняла. Пизда раскрылась шире. Начал действовать смелее. Уже и секилёк трогаю. Как до него прикоснусь, сестра, точнее её попа, вздрогнет и приподнимается выше.

Сеструха уже не на боку лежит, полностью на живот повернулась и даже ноги под себя подобрала. Пьяная, ничего не чует, а тело реагирует само. Инстинкт, тую мать. Сложил два пальца и в пизду их. Тихонечко проталкиваю. Пизда вначале как-то сжалась, потом расслабилась и пальцы заскользили внутри, изучая строение пизды. Гладили стеночки, все в мелких каких-то волнушках. Странно. Я считал, что в пизде всё гладко.

А может просто опыта маловато, чтобы делать заключение какое-то. Упёрся в донышко. Там то ли колечко какое, то ли ещё что, но мне так показалось. Едва придавил его, сестра недовольно задницей заворочала, заворчала что-то. Может больно, а может просто не нравится. Да и ну на фиг. Ещё проснётся и обломит такой кайф. Подумал, что коли уж от пальцев не просыпается, то и от хуя не проснётся. А раздеваться мне, что голому подпоясаться.