Первая брачная ночь

Прочитано раз: 372

Друг мой Саня женился. Меня, по праву старой дружбы, пригласил свидетелем. Свидетельницей со стороны невесты была Катюха. И невесту, и Катерину знаю хорошо. Лариса, почти что законная жена, с Сашкой ходит уже больше года и вот собрались узаконить отношения. Обе девочки из нашей компании, обеих знаю хорошо. Лариску лучше, общаемся чаще. Катерину меньше. Ну да мне с ней не детей крестить. Хотя девочка видная, симпатичная. А глянуть с другой стороны, так мало их, совсем некрасивых. Они красивы своей молодостью.

Из ЗАГСа поехали кататься по городу, исполняя всякие и всяческие идиотские ритуалы по навешиванию замков, посещения мостов и прочей белиберды, ставшей модной последнее время. В машине и на остановках пили шампусик, фотографировались, балдели от праздника.

Ничего, Саня, наступят будни и балдеть перестанешь. После катания машины доставили нас к дому Сашкиных родителей. Свдьбу гуляли в их доме. Дом здоровый, двор просто огромный, столы накрыты на улице. лето, тепло, а от возможного дождя сверху всё прикрыто плёнкой. И на вечер выведено освещение. Свадьба пела, плясала, гуляла. Ближе к вечеру, точнее уже поздним вечером, нас отправили на квартиру молодых.

Ларискины родители погибли в автокатастрофе несколько лет назад и её воспитывала до этих лет родная тётка. А едва Лариска засобиралась за Саню замуж, съехала к себе. Так Лариске досталась двушка в кирпичном доме. Вот туда мы и направляли свои стопы. Мы, это я, жених, точнее уже муж, невеста, точнее уже жена, и свидетельница. С собой Санина мать собрала нам пару-тройку пакетов со снедью и питьём. Завалились в квартиру, первым делом переоделись.

Парадная одежда слишком уж утомляет. Девочки посетили ванну и вышли оттуда влажные, в домашней одежде. Лариска и Катька одного роста, одинакового телосложения, так что проблем с домашним прикидом не возникло. Саня почти на голову выше меня, орясина, так что мне его штанишки под мышки. Клоун Юрий Никулин выглядит менее смешным. Выход из положения есть всегда, стоит лишь поискать. Нашёлся и в этом случае. Ларискин спортивный костюм меня вполне устроил. Хотя девчата вначале предлагали мне платья и прочие предметы вроде юбочки.

Издевались от души. Ну и сели мы за стол. На свадьбе что жениху, что невесте было не до поесть-попить. Только в рот чего положить прицелятся, толпа начинает скандировать: Горько! Горько! И нам со свидетельницей целоваться пришлось под крики «Сладко!» Угу, действительно сладко. Губы у Катюхи мягкие, нижняя чуть пухлее, а уж титечки какие. Пощупал, пока целовались и танцевали. И попу пощупал хорошенечко. Катерина особо не возмущалась, так что волю рукам дал. Под подол, правда, не залезал. Народ бы неправильно понял.

Сидим за столом, едим, пьём. Тосты за любовь в основном. Ну и за прочую семейную жизнь. Счастливую, соответственно. Девчата раскраснелись, мы не отстаём. жарко, душно, хоть и двери на балкон открыты. Мы с Катей выходим покурить изредка. Ни Лариска, ни Санька не курят, а вот мы с Катькой подвержены этому пороку. На балконе целуемся в перерыве между затяжками. Мы и за столом целуемся, не отстаём от молодых. А уж они отрываются, будто не жили совместной жизнью как минимум последние месяцев пять. Но то было просто так, а сейчас жена законная, муж не менее законный. Поддали хорошо. Даже не просто хорошо, а очень хорошо. Да ещё волнение, да суматоха свадебная, вот и устали слегка. Спать пора ложиться. Молодым первую брачную ночь отмечать.

И когда же она была, эта первая и брачная? Лариска с Катериной отчего-то стелят на полу всем вместе. У них же и кровать есть, и диван в зале стоит, можно всем разместиться. Ну да им видней. Только как же Сашка будет исполнять супружеский долг в присутствии двух свидетелей. А вообще-то мы и есть свидетели. Только вот ни разу не слышал, чтобы свидетели так уж рьяно исполняли свои обязанности. Ладно Саня, а Лариска как? Вот невеста, точнее жена, раздевается и ложится, вот они с мужем ебаться начинают, а тут мы с Катькой носы свои суём и ещё подсказываем, советуем. Представить такое, уже со смеху уссышься. А Лариска объясняет

— Саш, мы с Катей решили сделать тебе свадебный подарок. Ты можешь трахать нас обеих. Только сегодня. Завтра это будет уже изменой. Ты принимаешь этот подарок?

Вот ни хэ себе! Они будут ебаться, причём Саня будет ебать двух, а я слюной исходить. Вот так подарочек! Саня прикинул что-то, подумал, произнёс

— Ларис, я делаю тебе ответный подарок. Ты можешь сегодня трахаться с нашим общим другом, если захочешь. Только сегодня. Завтра это будет уже измена. Ты принимаешь этот подарок?

Катька с Лариской в осадок выпали. Не знаю, что они задумывали, предлагая Сане такое, только получился у них полный облом. Не согласиться с Сашкой, сломать свою игру. Согласиться, надо под меня лечь. Дилемма. Катька даже губку свою пухлую прикусила, размышляет. Не знаю, что получилось бы, будь мы чуть трезвее. А так вышло то, что вышло. И Лариска нашла выход

— Мы согласны. Будет у нас шведская семья. Или что-то типа того. Только для этого надо, чтобы Катька с Вовкой поженились.

Я покрутил пальцем у виска

— Ларис, ты думаешь, что говоришь? Где ночью нас зарегистрировать могут? Не подскажешь? И вообще я с Катериной даже и не спал ни разу, мы, может, и не подходим друг другу.

— Ну что ты завёлся сразу? — Лариска подошла, притянула меня к себе, легонько поцеловала, погладила по голове, по щеке. — Успокойся. Прямо сейчас и не надо жениться. Просто вы как бы считайтесь мужем и женой. А попробовать, так сейчас первым и попробуешь. А если не хочешь, то можешь со мной и не быть, только с Катей.

Хирый ход. Ты меня, конечно, можешь и не ебать, а вот Катьку Сашка напялит по любому. Ну уж нет. Отказа не будет.

— Лорик, милая, ты же меня знаешь. Знаешь, что ты мне как сестра. Ради тебя согласен на всё. И на Катьке женюсь, только не сразу, — Катька в ладоши захлопала. — И с тобой буду. Только позволь один вопрос.

— Говори.

Царица милостиво кивнула головой, разрешая слово молвить

— А почему шведская семья только на одну ночь? Они же, эти шведские семьи, устойчивые.

Обе задумались. Это получается, что их может ебать любой из нас в любое время. С Катькой ещё куда ни шло, выйдет или нет, а Лариска-то уже мужняя. А как на это муж посмотрит? Думай, голова, картуз куплю. Думают. Рот откроют, торопясь озвучить пришедшую в голову мысль, и тут же закроют, потому что её сквозняком с их чердаков выдуло. И Саня репу чешет.

Одно дело, когда он будет ебать Катерину, будь она хоть трижды чья-то жена, и совершенно иное, когда будут ебать его жену. А мне фиолетово. Я налил себе стопочку, выпил, крякнул, закусил и вышел на балкон курить. А вы там хоть тресните со своими думами. Пошутили, теперь ищите выход. Можно всё свести к неудачной шутке. И пусть останется осадочек, но вывернуться можно. Ну пьяные были, не соображали, что пиздели языки наши поганые. Курю, плюю с третьего этажа на головы…Нет никаких голов, время позднее, все спят, плюнуть не на кого. Курю и думаю, что вот сейчас пойду, нахряпаюсь водочки да спать лягу. Катька вышла. Сигарету вертит в пальчиках, что-то сказать хочет и не решается. Дал прикурить, курим, молчим. Решилась

— Вов, а ты правду сказал, что можешь на мне жениться?

— Подумаю ещё, но вообще ты не самая худшая кандидатура.

— Вов, мы дуры?

— Кто вы?

— Мы с Лариской.

— Не знаю.

— Мы просто разговаривали как-то недавно, я сказала, что Саня ко мне клеился, ну Лариска и сказала, что, если я не против, разрешит ему побыть со мной. Я подумала, что вроде подарка будет, какой никто не дарил. Вроде прикольно. Потом забыла, а вот сегодня Лариска напомнила. Ну и решила так сказать Сане.

— А от Сани она такого не ждала?

— Да она охуела. Ой, извини, вырвалось.

— Бывает.

— Вот сейчас сидят с Сашкой и решают, что делать.

— А ты что решила?

— Вов, не сердись.

— На что?

— Просто. Тут решать нечего. же вроде как прокукарекала, Лариска тоже. Теперь или вы откажетесь, или нам придётся ноги раздвигать.

— А ты что думаешь? Ты хочешь? Или что?

— Не знаю. В башке сумбур полный. Вов, я с тобой хочу. И с Сашкой тоже надо. Не знаю.

— Скажи, а вот как ты думаешь, вообще может что-то получиться из нашего сегодняшнего приключения, или это разовая акция?

— В каком смысле продолжение?

— Всё, пошли к молодым. Речь толкать буду.

Видимо молодожёны что-то бурно обсуждали. И скорее всего пришли к чему-то, потому как морды у них были не очень злыми, скорее просто слегка озабоченными. Я не стал садиться за стол, подрожая товарищу Сталину мерил шагами комнату.

— Лариса, Санёк, вот мы с Катериной поговорили и решили озвучить своё предложение для всех по выходу из этой пикантной ситуации. Правда, Кать? — Та с готовностью замотала головой, подтверждая все мои слова. — Есть два варианта развития события. Первый: Мы делаем вид, что ничего не было произнесено. Молчать! Вам слово не давал никто. Слушать меня. Все вопросы и возражения потом. Можете набрать заранее в грудь воздуха. Так вот, никаких последствий, кроме тех, что девочки будут чувствовать себя не совсем комфортно, нет. Со временем это всё забудется, или не забудется, но осадочек останется и всей нашей дружбе придёт конец.

Есть вариант номер два. Как поют в песне, намбу ту. Кто там пел-то? Да неважно. Так вот. Мы не делаем вид, что ничего не произошло. Мы самым настоящим образом создаём самую настоящую шведскую семью. Не знаю, как и что там у шведов, мы просто оставим имя. А вот жить мы станем одной семьёй. У вас будут общие мужья, у каждой по два.

Или можете считать муж и любовник. Вполне официальный. И у нас будет по две жены. Лично мне любовницу не надо, а пара жён в самый раз. Лариса, ты знаешь, где и кем мы работаем. Любого из нас могут в любое время отправить к чёрту на кулички и на хрен знает какое время. Но вероятность того,что пошлют сразу двоих, мизерная. Так что у вас всегда останется один из мужчин. Кроме того, что это защита, это и крепкие мужские руки. И важный момент. Вы знаете, что физиология играет в жизни огромную роль. И на одном из первых мест после голода, сексуальный голод.

Проще говоря, человеку, хоть мужику, хоть бабе, необходимо ебаться. Да простят меня дамы за столь грубое произношение. Слаб я во французском, от этого и такой акцент. И я хочу быть уверенным, что моя будущая, если согласится стать таковой, жена, — при этом глянул на Катьку, — не бегала на блядки а вполне на законных основаниях еблась, опять простите за акцент, с почти что законным мужем. И чтобы вторая моя жена, если согласится стать таковой, не ревновала её. Или его. Со своей стороны обещаю, что моей ревности нет, не было и не будет. Единственное, что хотелось бы, чтобы со второй женой каждый из нас , не буду говорить это слово, в презервативе.

Думаю, что даже если дети и будут почти что общими, по крайней мере не будем проводить меж ними различия, хотелось бы точно знать, кто от кого. И моё законное требование: если вы согласитесь на это, то сегодня я хочу быть первым у Катерины. Я знаю, что она уже не девочка, так и я не мальчик. К прошлому претензий нет. Лариса, если мы придём к согласию, то на твоей совести снабдить нас презервативами. Не делай такое удивлённое лицо, я точно знаю, что они у тебя есть. Санька, хотя и вымахал почти на голову выше меня, по остальным статям не превосходит. Скорее я превосхожу. И это не похвальба, а констатация факта. Никаких ущемлений и обид. С презервативами будет лучше и для вас. Не надо будет подмываться. Хау, мудрый вождь Сладкоречивый всё сказал. Я пошёл я…А, на кухню пошёл, кофе варить, потому что при любом вашем решении без кофе я отсюда ни шагу. С коньяком. В этом доме есть коньяк?

Лариска утвердительно мотнула головой.

— Есть. Белый аист пойдёт?

— Пойдет, Лариса, ещё как пойдёт.

Кручу турку на плите, священнодействую. Катька пришла на кухню.Встала немноого сзади, молчит.

— Кофе хочешь?

— А почему ты не спрашиваешь, что решили?

— Я и так знаю.

— Откуда?

— Оттуда. Потому что я старше вас, а значит априори мудрее. Потому что это самый лучший вариант. Потому что я плохого не посоветую. Только очень плохое.

Катька засмеялась

— Ну и гад же ты! Я проспорила бутылку.

— Ты спорила?

Лариска, зайдя почти что следом

— Она, она спорила. Но я-то лучше её знаю тебя. Если бы ты не был уверен в нашем ответе, ты бы такое не предложил. И как ты всё просчитал?

— Я головой не только ем, я ещё ей иногда и думаю.

Катька легонько стукнула меня по спине.

— У-у, гад какой! — Обняла, прижалась. — Я теперь могу смело называть тебя своим мужем?

— Можешь не только смело называть,можешь начинать пользоваться.

— Это как?

Дура ты, Катька. — Лариска засмеялась. — Теперь делай с ним что хочешь. Он твой. Только и он может делать с тобой, что хочет. И со мной тоже.

Сашка подошёл сзади, обнял жену, хозяйским движением положил руку на лобок, прижал к себе. Лариска тиранулась пару раз задом о Саню. Катька посмотрела на них, смело обняла меня со спины, но в своих притязаниях пошла дальше и смелее, засунув руку мне в штаны. Благо трико на резинке позволяло такое сделать. Мягкая, тёплая ладошка нащупала конец, крепко обняла его, будто боясь потерять. лариска удивлённо выгнула бровь.

— Однако! Подруга, не рано такие претензии? Он и мой муж.

— Не рано. Твой после меня. Как и Саня мой после тебя. Мы с Вовой друг для друга номер первый. А с вами вторые. И вы между собой первые, а с нами вторые. Мы кофе сегодня пить будем, муж?

Ещё раз утвердила себя в общественном положении замужней женщины.

— Налетайте.

Пригасили свет, оставив полумрак, включили тихую музыку, разделись. девочки, немного смущаясь, не отворачивались, раздеваясь, будто гордясь своими телами. А почему будто? Такими телами можно гордиться. Создала же природа двух совершенно разных на лицо, и почти идентичных по фигуре. Рост немного, на пару сантиметров, не более, разнится. И Лариска тёмная, а Катька с лёгкой рыжиной, светловолосая. У Лариски на лобке волос больше, вытянулись в сторону пупка, а у Катьки лобок рыжий, полумесяцем к пахам, будто пупочек продавил линию растительности слегка вниз. Лежим не то, что на расстоянии вытянутой руки, лежим рядом. Ласкаем своих женщин. Иногда касаемся телами соседей. Протянул руку, потрогал Лариску за титечку. Она ойкнула.

— Чего ойкаешь, муж трогает.

Саня заржал, прикрыл своей лапой вторую титьку. Катька своей рукой притянула мою руку и положила её на свою грудь.

— Здесь трогай. Не мешай им.

— А здесь можно?

Слегка сжал рукой лобок, губы, просунул палец и пошевелил им. Катенька горячая, мокрая, ждущая.

— Тебе можно. Даже нужно. И не только это.

Намёк более чем прозрачный.

— Так, ребята, вы как хотите, а мы с Катей начали.

Катька ахнула, принимая первый толчок. Следом ойкнула Лариска.

Лежим, отдыхаем. Девочки получили своё, мы тоже. Труба, точнее мочевой пузырь зовёт. Всех четверых. Вот ещё проблема. Санузел совмещённый, и туалет, и ванна, всё рядом. Если девочки друг перед другом писать сядут, то с нами навряд ли согласятся. Вот и стоим, прижав ладонями хоботки в ожидании свободного прохода. Хоть иди и ссы с балкона. Дождались, не опозорились. Девочки пожалели несчастных, проявили милость, впустили. Сами в ванне парой стоят, нимфы голожопые, пиьки свои моют.

Быстро отдохнули, пора меняться партнёрами. Все на взводе. Не знаю кто как, а у меня внутри какой-то тремор. И не мальчик уже, а вот волнение. Ебать чужую бабу при её муже впервые пришлось. Но справился, как и Саня. Отодрали своих подруг жизни. Презервативы всё же, что ни говори, хорошая вещь. Снял и всё. И девочкам не надо письки свои мыть, и нам не особо это нужно. В этот раз в туалет получилось сходить без задержки. Подвели итоги.

— Я думаю, что нам надо со своими мужиками ебаться, простите уж за выражение.- Начала первой Лариска. — А по выходным, или как договоримся, встречаться для совместной ебли. Саша, не морщись, ты сам не меньше меня материшься. Тогда можно и партнёрами меняться. Мне, честно говоря, понравилось, но вот какое-то стеснение есть. Непривычно так ноги раздвигать. Думаю, что привыкнем со временем. На мой взгляд, что у Вовки, что у моего Саши (подчеркнула принадлежность, чтобы не возникало кое у кого желания узурпировать это движимое имущество) размер примерно одинаков. Линейкой не мерила, но на первое ощущение особой разницы нет. Кать, ты как думаешь?

— Поддерживаю полностью. Я вообще ещё и к Вовику не привыкла, а тут сразу такое. Привыкнуть надо. Может мне показалось, но Саша действовал грубее. Ларис?

Они прямо корреспонденты известий, передают право голоса друг другу.

— Да, Вова ласковее. Саша, намёк понял?

— Да понял я, понял. исправлюсь. Спать давайте. Скоро идти к гостям, а мы вроде сонных мух будем. Вот похихикают. Хорошо, что сегодня хоть «Горько!» кричать не будут.

— Ты что, не хочешь со мной целоваться?

— Ларис, не возникай. Это он хотел сказать, что вам не надо будет вскакивать и голодать на потеху гостям. — Я не мог не заступиться за друга. — А целовать тебя он всегда готов. Он как-то даже проговорился, может сам и забыл это, что готов целовать тебя всю. И губки твои сахарные, и плечики, и титечки, и даже попку с писей.

Это, Саня, тебе вроде небольшой пакости, от друга, так сказать. Лариска вздохнула глубоко, улыбнулась

— Правда, Саша?

А что ему остаётся делать, как только лишь подтвердить мои слова.

— Ну а мне, граждане и гражданки, понравилось, но не совсем.

Три голоса, среди которых два наиболее возмущённых

— Чтоооо??!!

— Ничего. Вы обещали, что будете подсказывать, где у вас и что самое отзывчивое, самое легко возбудимое. Ни от одной такого не слышал. Ладно Саня с Ларисой, а ты, Катя, почему молчала. Мы ведь с тобой вообще ещё не изучили друг друга. Так что договоримся на будущее, что не станем молчать и выскажем всё, что у нас есть. А на улице, кстати, светает, так что поздравляю вас и себя с первой брачной ночью. А сейчас, Катя, прижимайся ко мне и будем спать. А у кого терпения нет, то тот может продолжать ебаться. И не извиняюсь за мат. Осталось спать часа три, не больше. Всем спокойной ночи.

Поспали больше. Сашкина мать позвонила ближе к девяти. Видимо гости засиделись допоздна. Девочки ползали по квартире сонными мухами, мы были не в лучшем состоянии. Спасло нас наличие в доме кофе. Днём улучшили момент, когда гости уже перестали соображать по какому поводу собрались и сорвались к Сашке. Разделись, легли вновь вместе, но никакой ебли не было. Какое там ебаться, выспаться бы. А вот потом, когда проснулись, каждый занялся со своим, но в группе. Заводит, надо сказать. И даже у самих девочек возникло желание поменяться. Привыкать же надо.