Маша

Прочитано раз: 197

На курсах из всей группы в двадцать с лишним человек Виктор сразу приметил троих девушек. Они были совершенно разными. Одна сидела на парте впереди него, она была высокой брюнеткой с милым домашним лицом, лет двадцати пяти, постоянно улыбалась и общалась со всеми.

Ничего особенного, но вполне симпатичная. Другая – женщина лет тридцати пяти. Она имела красивое треугольное личико и крашенные ярко-рыжие волосы, на лице едва проступали морщинки. Она много болтала со всеми вокруг, и Виктор скоро понял, что она недавно развелась. Третья была совсем молоденькой и миловидной, брюнетка с волнистыми волосами, необычным немного пухлым лицом и идеальной фигурой. Она общалась только со своей подругой, с которой сидела за одной партой.

Виктор решил начать с высокой брюнетки. Проще всего было начать с разведенки, но эта девушка сидела рядом с ним, занимала весь его обзор и все внимание. Она была теплой, и он буквально ощущал, как она дышит.

Ее звали Таня, сейчас у нее не было парня, это Виктор понял сразу. Такие вещи он определял почти безошибочно по манере поведения, интонациям и даже положению тела. Еще он понял, что она как минимум каждый день мастурбирует и любит свое тело.

С ней все было очень просто. Виктор познакомился с ней и вызвался проводить ее до дома. Она очень приятным образом согласилась. Подруги похихикали и отпустили ее одну. С ней все должно было произойти у нее дома, это было очевидным.

Таня жила с братом. Виктор поздоровался с братом, доброжелательным молодым человеком, не проявившим никаких эмоций. Они с Таней уединились в ее комнате и пили чай. Виктор распалял ее так, как только он умел, одними словами и жестами. Он понял, что она никогда не занималась сексом на первом свидании и вообще была очень строгой и приличной девушкой. Но для него это была не проблема. Возможно, потом она пожалеет о том, что произошло и даже поплачет, не понимая, что это тогда на нее нашло, но сейчас она была полностью в его власти.

Спустя полчаса ее желание стало непреодолимым, и, не слова больше не говоря, они по очереди приняли душ. Он целовал ее в губы и в шею, сосал и мял ее груди, лизал нижнюю часть бедер и ступни, а потом – между ног. У нее не было слишком много мужчин, но она была умной и все умела интуитивно. Она представлялась ему идеальной женщиной. Они совокуплялись медленно и обстоятельно, она умела в нужный момент сжимать мышцы и тихо стонала. Она кончила, но не ослабла и позволила комфортно кончить ему.

Она вытерла его член влажной салфеткой, сходила подмыться и принесла кофе. Она все еще находилась под его чарами. Дав ему немного отдохнуть, она принялась сосать его член. За этот вечер они занимались сексом раз пять.

С разведенкой надо было действовать иначе. Катя ненавидела парней. На следующий день Виктор проследил за ней до женского туалета и вошел туда вслед за ней. Он закрыл за собой дверь, она обернулась и вздрогнула, увидев его. Он подошел к ней быстрым шагом, обхватил ее талию и поцеловал в губы, а другой рукой сжал ее между ног. Катя пару секунд была в напряжении и даже, казалось, хотела вырваться, но потом обмякла. Когда он закончил ее целовать и мять ее промежность, его рука была мокрой. На джинсах девушки между ног растекалось темное пятнышко. Когда? – спросила она. – Вечером.

Катя пришла к нему домой. Почти с порога она разделась и едва что не набросилась на него. В плане разнообразия это было интересно, но Виктор не любил, когда женщина так себя ведет. В его представлении женщина должна быть в определенной мере пассивной, а ее активность должна прорываться сквозь пассивность и гармонично контрастировать с ней. Они сели на диван, Катя помогла ему раздеться и повалила его на себя. Виктор расслабился и вел себя максимально грубо, насколько мог. Он навалился на нее всей массой, мял ее небольшие плотные груди, а она стонала и вскрикивала от наслаждения и от боли одновременно. Он едва успел выйти и кончил ей на живот. Он сел, опершись на спинку дивана. Катя, не переставая постанывать, мастурбировала клитор и кончила.

Для него само собой разумелось, что девушка должна теперь заварить ему кофе, но она лежала неподвижно в изнеможении. Тогда он встал, помылся и поставил кофе сам. Когда он вернулся, Катя по-прежнему лежала на диване, забрызганная его и своей жидкостью и снова жадно мастурбировала. – Давай еще – сказала она требовательным тоном. – Ну, мне нужно отдохнуть – тогда она встала.

Совершенно голая, не утруждаясь даже обуться… она вышла из квартиры. Виктор хмыкнул и отпил кофе. Он услышал звонок в соседнюю квартиру и напрягся, потом он услышал голоса. Катя позвонила Максику и тот, как назло оказался дома. Через несколько минут по-прежнему голая и грязная Катя ввела за руку Максика. – Извини, тут такое дело – пробормотал он, глянув на Виктора. «Идите трахаться к себе» – хотел сказать Виктор, но не смог. Макс уложил Катю на диван и быстренько оприходовал. Когда он кончил, Виктор надел презерватив и снова сошелся с женщиной. Макс сидел рядом и отдыхал. – Все – сказал Виктор, когда кончил,

— Идите вон.

Они ушли. Через полчаса Виктор услышал за дверью громкие мужские голоса и смех Кати. Он выглянул посмотреть. Голая и босая Катя была с двумя незнакомыми мужчинами, они поднялись по лестнице и зашли в квартиру Макса. Вскоре из-за стены начали раздаваться стоны и крики Кати. Примерно в середине ночи раздался звонок в дверь. Заспанный Виктор открыл. Голая и босая Катя была вся в потеках, от нее пахло засохшей спермой и мужским потом. Она молча вошла и повалилась на его диван. Виктор запер дверь и лег спать.

Утром он умылся и попытался разбудить женщину. Катя не просыпалась и что-то бормотала во сне. Тогда он перевернул ее на спину, уложил поудобнее, раздвинул ей ноги и поимел. Катя благостно улыбалась и несколько раз открывала глаза. Он кончил ей в рот, и девушка закашлялась.

Виктору надо было идти на работу. Оставив попытки поднять девушку, он одел на нее трусы и майку, всучил ей в руки остальную ее одежду, сумочку и туфли и выставил ее за дверь. Он запер дверь и ушел.

Катя в этот день на курсах не появилась. После всей этой вакханалии Виктору очень хотелось чистой девушки. Он переключил свое внимание на третью подмеченную им особу – Машу. Ей оказалось всего девятнадцать. Виктор включил все свое обаяние. Маша уделила ему немного внимания, и после занятий он предложил проводить ее до дома… но она уклончиво отказалась.

Это немного удивило Виктора. Он продолжил свои попытки на следующий день, но с тем же результатом. Он узнал о ней многое. У нее было один или два мальчика, сейчас она была одна, но в принципе не прочь была познакомиться с хорошим человеком. Она жила с родителями и была единственным ребенком в семье. Она увлекалась историей и любила животных. Ей нравилось ее тело, и она за ним следила. Она мастурбировала пару раз в неделю разными подручными вещами. Делала она это скорее всего в постели в своей комнате и очень боялась, как бы родители не обнаружили пятна на белье. Все это, само собой, Виктору никто не рассказывал, он узнал из ее интонаций, манер поведения и прочих малозаметных для обычного человека источников. Он читал ее как раскрытую книгу и поэтому не мог понять причину ее отказов.

Ей было приятно внимание такого человека как Виктор, ее подруга ей мягко завидовала, она общалась с Виктором очень мило и приятно, но продолжала динамить его. У нее не было никого на примете, ее не смущал его возраст, она не боялась, она не играла с ним, чтобы сильнее возбудить его чувства, и Виктор не мог ничего понять. Пожалуй, впервые его точно отработанные методы дали такую серьезную осечку.

Чем больше проходило времени, тем больше росло желание Виктора. Эта маленькая неопытная девчонка волновала его так, как никто. Он, как школьник, начал мастурбировать на ее фотографии, общаясь с ней, он пытался быть поближе и ощутить запах ее тела, а потом вспоминал этот аромат чистой кожи и доводил себя почти до исступления мыслями о ее милом личике, маленьком носике и изящных руках.

Время шло, и ничего не менялось. Наконец, Виктор решился сделать то, чего не делал очень давно. Он проследил за Машей и узнал, где она живет, а ночью он залез в ее спальню. Он умел не только управлять женщинами, но и наблюдать за ними. Он был здесь, но Маша не могла его заметить. Перед сном она помылась и почитала книжку. Потом она заперла дверь, разделась, легла на кровать и принялась мастурбировать, глядя на свое тело.

Виктор увидел ее голой, и это почти свело его с ума. Аккуратные тонкие плечи, плотные груди чуть больше среднего размера с идеальными сосками, почти плоский, но мягкий животик, немного широковатые бедра и средней длины стройные ноги с изящными ступнями. Лоно почти полностью выбритое, свежее, почти девственное. Все это изящество изумительно гармонировало с грубостью и напором, с какими Маша мастурбировала клитор, переминала груди и гладила свой животик. Виктор тоже принялся мастурбировать. Когда она закончила, Виктор ушел.

Он пришел и на следующую ночь и все повторилось. В третью ночь он остался ночевать. Он ни о чем не беспокоился, потому что Маша никак не могла его обнаружить. Утром он проснулся от голосов ее родителей. Они разговаривали и шумели какими-то вещами минут сорок, потом ушли на работу.

Маша встала после их ухода. После вчерашнего сеанса мастурбации она была голой. Не одеваясь, она пошла в ванную и приняла душ. Виктор последовал за ней. Помывшись, она почистила зубы. Виктор стоял позади ее, нагнувшись и вдыхая запах ее попы. Он снял штаны и трусы и принялся мастурбировать. Она села на унитаз и пописала. Это было волшебно. Он мастурбировал прямо перед ее лицом, но заметить его она не могла.

Не одеваясь, она пошла на кухню, поставила варить манную кашу и заварила чай. Она ушла в спальню и вернулась одетой. Когда каша была почти готова, Виктор кончил в кастрюлю. Сперма расплылась и стала почти незаметной. Пришла Маша, налила себе в чашку чая и разбавила его холодной водой. Когда она накладывала себе каши, Виктор, улучив момент, сполоснул свой член в ее чашке. Чай был теплым и приятным. Маша села за стол и принялась есть кашу и пить чай. Каша, приправленная соленым, ей явно понравилась. Чай она допила до середины, но он, видимо, имел странный солоновато-масленный вкус, и она заправила его ложкой сахара.

В третью ночь он снова пришел. В этот день Маша устала и легла спать пораньше без мастурбации. Виктор был очень возбужден и не мог уйти. Она лежала, закутавшись в одеяло, из-под которого торчало только ее личико. Виктор подошел к ней вплотную и вдыхал ее запах. Он расстегнул ширинку и мастурбировал. Он взял ее трусики, лежавшие рядом и кончил в них. Он остался на ночь и утром проснулся почти одновременно с ней.

Маша откинула одеяло, совсем голая, и надела трусы. Она почувствовала заскорузлость от высохших пятен, сняла их, с удивлением осмотрела и даже понюхала. Маша встала и отнесла трусы в стирку. Виктор последовал за ней. Войдя в комнату, она увидела себя голую в зеркале и, видимо, возбудилась. Она подошла к зеркалу и приподняла руками груди, разглядывая их с критическим выражением лица. Потом она вернулась в спальню, легла на кровать, раскинула ноги и принялась мастурбировать, тихонько постанывая. Виктор сел напротив нее и тоже стал мастурбировать.

Она так сильно возбудила его, что он сделал то, чего категорически нельзя было делать, в один момент он охнул. Никаких звуков быть не должно… Маша вскрикнула и закрылась одеялом. Она села в кровати, прикрываясь одеялом, и напряженно всматривалась в то место, где стоял Виктор. Он твердо решил, что возьмет ее здесь и сейчас, он убрал член в штаны и вышел к ней. Она закричала. Впрочем, это было не важно, так как родители давно ушли.

— Как ты залез сюда?!

— Через окно.

— Что?! Тут одиннадцатый этаж!

— Я не хочу тебе зла, просто ты очень…

— Понятно… уйди, пожалуйста.

Виктор кивнул. Он мог бы взять ее так, чтобы она не была против, но понял, что разрушит что-то.

Она закуталась в одеяло и проводила его до двери.

Кажется, она ни о чем никому не рассказала, и Виктор был ей благодарен. Ему показалось, что она поняла его, поняла, что дело в ее потрясающей привлекательности, и он ничего дурного, по сути, не сделал. Однако в течение следующей недели она не общалась с ним.

Виктор должен был переключиться на другую девушку. Он даже заговорил со своей новой соседкой, молодой раскрашенной блондинкой, и она тут же переменилась в лице под воздействием его методов. Он увидел ее желание, ему оставалось сказать пару слов и сделать пару движений, и она сама повела бы его в свою койку. Но вдруг он почувствовал, что это не то. Что ей далеко до Маши, и он быстро свел разговор на нет. Как школьник он каждый день мастурбировал на фотографии Маши, а на курсе украдкой поглядывал на нее и любовался.

Однако спустя неделю произошло нечто совершенно выходящее за рамки всего его опыта и навыков. Маша сама подошла к нему после занятий и сказала украдкой:

— Ты, правда, очень хочешь со мной встречаться? – Виктор кивнул и его сердце бешено забилось. – Пойдем.

Она взяла его под руку. Она была теплой, почти горячей. Он был счастлив.

Они говорили о разных интересных вещах. Этой девушке был совершенно чужд обычный женский треп, c ней он мог говорить не для того, чтобы привязать ее к себе, а как с обычным собеседником, и ему это было интересно. Само осознание того, что она субъект, личность, человек, причем очень умный, было неимоверно приятно. Они дошли до ее дома, она сказала:

— Подожди здесь, я занесу сумку. Я пока не разрешаю тебе заходить ко мне в дом.

Последняя фраза сильно возбудила его.

— Что будем делать? – спросила она, когда вернулась.

— Можем пойти в кафе…

— Давай делать то, что мы оба хотим. Зачем все эти условности?

— Я бы хотел…

— Пойдем к тебе.

Виктор удивленно поднял брови.

Они вошли в его квартиру.

— Давай примем душ…

Виктор вздрогнул от неожиданности. Они приняли душ, причем Маша предложила ему идти первым.

Она вышла из душа совершенно голой.

— Ты уже видел меня – сказала она.

Виктор сидел на диване. Маша опустилась на колени и приспустила его штаны и трусы. Она взяла в свои тоненькие ручки его мокрый член и принялась сосать его, не очень умело, но старательно.

Спустя несколько минут он поднял ее под мышки, она была совсем легенькой, уложил на диван и вошел в нее.