Катька

Прочитано раз: 142

Когда Катька проходит мимо моего двора, в маечке топике, в шортиках коротеньких в обтяжку, у меня в груди, как у той вороны, дыхание спирает. И так мне хочется эту девочку поставить раком, содрать с неё шортики и впендюрить до самого упора. Понимаю, что малолеток ебать, грех, но поделать с собой ничего не могу. Да и Катьке шестнадцать уж минуло. Представляю её, стоящую раком, выставившую свою попочку, раскрытые лепестки пиздёнки, розовое нутро дырочки — в глазах круги и в голове шум. А брюки просто разрываются от напора и прилива крови к хозяйству. И ведь не голодаю. Пару соседок поёбываю. Да по сравнению с Катькой, такой молоденькой и свежей, они как старые клячи с отвисшими задницами, с болтающимися титьками. А у этой титечки торчком и даже без лифчика под маечкой не отвисают. Попка кругленькая, упругая. М-м! Только и остаётся, что облизываться и мечтать о несбыточном.

Вот те на! О чём вспомнишь, то и всплывёт. Только подумал о Катьке и её прелестях, она сама в калитку входит. Денег пришла занять. Немного, но очень уж ей по какой-то причине нужны. Денег дать не проблема, и не жаль. Деньги есть. Только вот, намекаю ей, когда и чем отдавать собирается. Не работает ведь. Она говорит, что как мать получит, так сразу и отдаст. Ага, знаем мы материны отдавашки. До сей поры должна хрен знает сколько. говорю, что маменька её пропьёт денежку, не донеся до дома, а Катеньке придётся расплачиваться натурой, то есть своим тельцем. И добавляю, что если есть у неё такое желание, может сразу получить денежку, расплатившись прямо здесь и сейчас. Конечно, это несколько грубовато, но так она же давно не девочка. И интересуюсь, как давно ей целку сломали. Она отвечает, что лет в тринадцать, так что прилично прошло времени. А по поводу отработать, то готова, только вот где? А чем плохо у меня на беседке? Всё увито вьнком, никто ничего не видит. А если кто по

дороге мимо дома пройдёт, так всё одно ничего не заметит. И не беда, что кровати нет. Лавочки вон широкие, мягкие. Соседок на них ебу, так не жалуются. Правда про соседок Катьке докладываться не стал. Мала ещё. Так что на лавочку рачком и шортики долой. Катька размышляла недолго. Видать деньги очень нужны. Поинтересовалась, сколько же я ей дам и не надо ли будет в последующем их возвращать. Дам столько, столько, сколько пришла занимать. Возвращать не надо, потому как пиздёнкой отработает. А в последующем, при нужде, может смело обращаться за деньгами на тех же условиях. Катька ещё подумала и поставила условие. Туда не кончать. Ну так гондоны есть на такой случай. В рот не возьмёт. А и не надо. Мне её пиздёнка ночами снится. И в зад не даст. Да и хрен с ним. Соседка даёт. На тот случай и гондоны держу.

Если девочка рассчитывала освободиться через несколько минут, то глубоко ошиблась. Едва стянула с себя шортики с трусиками, встала коленками на лавочку, как я накрыл ладонью её пизду. Всё оказалось в точности таким, как мне представлялось. И пиздёнка маленькая, и лепестки розовые. И всё прочее.Помяв и погладив Катенькино сокровище, добился выделения сока и, натянув презерватив, потихоньку задвинул. Старался проникать медленно и осторожно. Всё же молодайка, не разъёбана ещё. Вот тут обломился я. Дорожка была очень хорошо протоптана и вход совершился быстро и без эксцессов. Вошёл со свистом. И попёр, мало заботясь о её ощущениях и впечатлениях. Самому бы кончить, да и ладно. Катенька стояла, вяло подмахивая, так что приходилось силой натягивать её на себя, ухватив за бёдрышки. Через некоторое время стала проявлять признаки беспокойства и на вопрос о причинах, сказала, что ноги затекли и она с удовольствием поменяла бы позу. На беседке у меня стол стоит, так вот Катенька очен

ь прекрасно на нём разместилась. Лёжа на спине и слегка свесив попку, положила мне ноги на плечи и уже более активно работала задом, насаживаясь на конец. Щёчки порозовели, глазки прикрыла, губки прикушены. неужто девочка завелась? Тогда помочь надо. И я свободной рукой Катюшкин клиторок теребить начал. Эк её проняло! Закрутила задницей. Потом застонала. Ойкнув, начала содрогаться всем тельцем. А вот и стеночки пиздёнки просигналили о том, что Катенька на пике удовольствия. Не стал терзать девочку и немного поработав задом, выплеснул сперму в гондон. Лучше бы в Катеньку, чтобы видеть, как потечёт из пиздёнки, меж ягодиц, до попки. Ну да не до жиру.

Катька расслабленно лежала на столе, свесив ножки, даже не сведя их. Хозяйским движением погладил мокренькую пипку. Девочка вначале дёрнулась свести ножки, но потом так и оставила их раздвинутыми. А я стащил использованный гондон, натянул штаны и,похлопав Катьку по заднице, отдал ей деньги. Пряча их в карман шортиков, Катенька спросила, можно ли ей будет при нужде обратиться ко мне ещё. Да если на тех же условиях, то сколько угодно. Любовницы обходятся дороже. А тут молоденькая пиздёнка, упругое тельце, и всё такое прочее. Нет, отказать в такой мелочи, что самому себе приговор подписать.

Катька ушла, а я, щюрясь, как сытый кот, сидел на лавочке в беседке, вспоминая, как некоторое время тому назад ставил на этой самой лавочке Катюшку раком, как раскладывал её на столе. Мля! Сбылась мечта идиота.