Так бывает.

Прочитано раз: 311

Я и правда не помнила как ушла с вечеринки и как добралась домой. Проснулась от того что ужасно хотелось пить. Рядом на столике стоял стакан с остатками чего-то светло-желтого, это было выдохнувшееся шампанское.

-Откуда у меня шампанское, – подумала, допивая его остатки, и тут же заметила на том же столике презерватив. Я брезгливо взяла его двумя пальцами и приподняла – он был использован.

— Ну, вот! Я попить принес!- раздался голос из отворившейся в спальню двери, я машинально бросила презерватив на пол.

— Ну, как самочувствие? – спрашивал мужчина, держа две чашки кофе в руках. На нем был мой халат, который практически ничего не прикрывал.

— Ты кто? – изумленно спросила я.

— Что? – участливо поинтересовался мужчина, садясь радом на постель и передавая мне чашку с кофе, — Совсем, совсем ничего не помнишь?

— Ну, почему совсем? – начала выкручиваться я, — Ну, тебя – я точно не помню!

— А я же тебя вчера предупреждал, что последняя бутылка шампанского будет лишней. Так ты меня не послушала. И что обещала – тоже ничего не помнишь?

— И что я такого обещала? – с деланным интересом спросила я, допивая кофе от которого мне стало несколько лучше.

— Да, теперь это уже не так важно. Главное, что я еще помню, что ты мне говорила вчера о том как напомнить тебе о твоем обещании. Так что, — он взял из моих рук чашку, поставил ее на столик рядом со своей, — не взыщи. Сама вчера…

Я не успела ничего толком сообразить, что я могла вчера насоветовать в таком состоянии, как он сбросил с меня покрывало и взяв мои ноги за лодыжки поднял их и согнув меня вдвое прижал их возле моей головы.

— Это что это ты со мной делаешь? – придавлено прошипела я, глядя как он стоя на коленках пристраивается поудобнее перед моим приподнятым задом. Чувствуя что я не в состоянии шевельнуться я уже поняла что мне предстоит роль только наблюдателя.

— Все в точности как ты и говорила вчера. Освежаю тебе память, — продолжая приспосабливаться спокойно произнес он без тени улыбки.

Он рассчитал все правильно, я поняла это сразу как только его член коснулся меня, свободным у меня оставался только язык и пока я соображала что сказать, влагалище уже впустило его головку.

— Ну, как? Память еще дремлет? – поинтересовался он.

— А на счет презерватива и ничего не говорила? – съехидничала я, глядя как его член уменьшаясь снаружи заполняет меня все больше и больше растягивая стенки влагалища.

— Вчера ты просила… чтобы не подмываться потом. А сегодня…, ну за одно и умоешься. А вот и спираль…, — медленно касаясь головкой внутри меня шейки матки, произнес он.

— Не беспокоит? – поинтересовалась я.

— Да, нет. Ты меня вчера предупредила, — продолжая медленно входить в меня, успокоил он.

Я уже почувствовала как он заполнил меня полностью и начал растягивать, еще сантиметра три или четыре прикинула я, великоват немного если сразу, но просить не хотелось. Он остановился сам. Приятные ощущения разливались по всему телу, несмотря на то что я была буквально придавлена, странное и в тоже время хорошо знакомое чувство легкости словно я парю в облаках усиливалось с каждым мгновением. Так прошло наверное минуты две и я словно боясь сорваться и рухнуть с этой высоты не выдержала.

— И чего ждем? – почти заикаясь поинтересовалась я, чувствуя как возбуждение меня охватывает все сильнее и сильнее и меня начитает колотить мелкая дрожь.

— Просветления, — серьезно ответил он, глядя куда-то вниз мне между ног.

Такого возбужденного клитора и губ я у себя еще не видела даже когда изводила себя мастурбируя. Я уронила приподнятую голову на подушку и застонала. Изнемогая я текла и чувствовала как влага вытекающая из меня образовала под мной целую лужицу. Непонятная внутренняя сила скрутила меня в тугую пружину, которая со звоном лопнула, я только успела подумать «Так быстро?» и забилась в отчаянном крике, как убитая блаженством на лету птица, проваливаясь сквозь белую пелену облаков в бездну.

Я дышала, слабость уходила как вода в сухой и горячий песок, было радостно и уютно калачиком лежать у него в объятиях, он поил меня своим поцелуем, возвращая мне только что отнятую наслаждением жизнь.

«Ты подхватил меня и не дал мне разбиться, Андрей» — подумала я улыбаясь и сама того не понимая произнесла последнее слово в слух и добавила: «Я все помню».